Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Vigotone

Upgrades: The Byrds, Клэптон



Sweetheart Of The Rodeo - самый сложный для меня диск The Byrds. Двухдисковая версия от Sony Legacy помогает лучше в него погрузиться, но всё равно трудно. Грэм Парсонз - очень странный персонаж для меня. Кажется, что он больше хотел играть кантри, чем имел к этому настоящий талант. И я даже знаю, что куча американцев здесь со мной не согласится. Но спасибо greggritz, я свою порцию кайфов получил - и от чтения вдумчивого буклета тоже! Backless и Another Ticket - последние по-настоящему милые сердцу альбомы Клэптона. Backless вызывает ощущение именно как на обложке - очень домашний альбом. С другой стороны, переслушивая Another Ticket, понял, что это, вообще-то, очень раскачивающий и фанковый альбом. Только вот "домашний" продакшн Тома Дауда, который так хорошо подходит для прекрасной заглавной баллады, напрочь заглушает весь тот кач, который есть в номерах типа "Rita Mae".
Vigotone

Станислав Лем "Эдем", "Возвращение со звезд", "Солярис" и "Непобедимый" - 1959-1964

Кажется, не читал в таких количествах фантастику со школьных времен. Это всегда были Брэдбери, Азимов и Шекли, но с Лемом я никогда не сталкивался раньше. Для погружения в контекст взял четыре последовательно написанных им романа, составляющие определенный "классический" период - легендарный "Солярис" и три книги "вокруг" него. У Лема есть прекрасная фантазия, которая помогает ему очень достоверно изображать разные фантастические миры. И кроме того, ему хватает научной подкованности, чтобы вполне достоверно их обосновывать - его фантастика по-настоящему "научная" - даже если эта подкованность иногда уводит его куда-то в сторону. Еще один его немаловажный талант: умение создать ощущение увлекательной загадки и сюжетную интригу - поэтому зачастую его книги читаются на одном дыхании. Слабая сторона - несколько однообразное изображение героев. Это мужественные покорители космоса, которые напоминают космонавтов со советских агитплакатов. Страсти, которые разгораются между этими героями, тоже носят вполне "мужественный" характер, поэтому очень часто нам приходится видеть, как кто-то "вскричал" или "побагровел". Все это можно списать как на "жанровость", так и на время и дух эпохи, когда эти книги были написаны. Более тонкие психологические грани проглядывают на "Возвращении со звезд" и, конечно же, на "Солярисе", который на фоне предыдущих и последующей книги выглядит едва ли не космической аномалией. Тем не менее, Лем во всех его проявлениях - это прекрасный заряд здорового человеколюбия и восхищения иным.

Collapse )
Collapse )
Collapse )
Collapse )
Vigotone

Серж Нонте "Франция. Полная история страны", АСТ, 2019

Вполне живая и доступная науч-поп книжка от русского автора, который прикидывается французом. Для тех, кто совершенно не теме (вроде меня) могла бы быть хорошей точкой входа. Есть отдельные главы, посвященные не только значимым правителям, но и разным знаковым персонажам (например, маркиза де Помпадур или Жанна Д'Арк); там, где есть интересная история, автор умеет на ней сфокусироваться и интересно ее преподнести. Традиционный минус (многие исторические книжки страдают этим) - сфокусированность на биографиях правителей в ущерб биографии страны - нельзя понять, например, ни откуда появился французский язык, ни каков был уровень развития Франции по сравнению с остальной Европой в тот или иной момент. При том, что автор сумел охватить всё, начиная с галлов и заканчивая Макроном, это объяснимо - книга не резиновая. Куда больше портит книгу увлеченность автора разнообразными теориями заговора в жанре "Сенсации, тайны, расследования" и особенно его фиксация на масонах. "Да, в литературе часто пишут, что... но на самом деле всё не так просто...". И далее нам доказывают, что Жанну Д'Арк на самом деле не сожгли, а Французская революция была масонским заговором. ВФР вообще не повезло впасть в немилость автора - на фоне развернутых и бессодержательных рассуждений о Наполеоне ей уделено всего несколько страниц, написанных в весьма пренебрежительном тоне. Такую литературу точно не стоит выпускать в общеобразовательных сериях. Или рекомендовать читателям сверяться с более серьезными источниками. И всё же благодаря книге Франция стала мне гораздо ближе.

Тем не менее, пусть будет хоть такое дополнение к уже прочитанным историям Индии, Греции, Персии, арабов, Германии, Шотландии, Англии, Британских островов. Обнаруживаю, что от чтения книг по истории получаю все больше удовольствия (пора уже заводить исторический тэг в этом ЖЖ). Другое дело, что хорошие книги найти не так просто, поэтому часто приходится лазить по Википедии. Но всё же, последовательную, авторитетную и хорошо написанную книгу никакие прыжки по беглым статьям не смогут заменить.
Vigotone

Эрнест Хемингуэй "Праздник, который всегда с тобой"

Почти разменяв пятый десяток, впервые собрался почитать Хэмингуэя. Опасался, что он будет устаревшим, или что я его перерос (про Ремарка, которого я тоже не читал, обещают, что мне уже поздно). К счастью, ничего подобного не ощутил. Хэм оказался надежным, reliable; хорошим и простым; таким, каким надо. Конечно, грустно, что Париж уже нельзя увидеть таким, каким видел его автор. Дело, конечно, не в том, что там больше не встретишь Алистера Кроули, а в том, что Париж превратился в пост-Париж, туда понаехало слишком много читателей этой книги. Наверно, это беда многих прославленных городов, они перестают быть городами, превращаются в миф. Тем ценнее такая книжка. В ней радует и ощущение повседневности, и комические эпизоды (история Скотта Фитцджеральда, конечно, возвывшается надо всем остальным), и неявно, но очень здорово переданное ощущение творческого вдохновения, и, главное, эта безоблачность, ощущение простых радостей жизни. Теперь хочется читать дальше не только Хэма, но и других авторов, которых он встретил в Париже. Да, надо бы уже, наконец, пробовать читать всё это в оригинале - думаю, это отдельный кайф.
Vigotone

Чингиз Айтматов - о степях и о страданиях

В рамках своих раскопок по советской литературе начал докапываться и литературы союзных республик. Я всегда мечтал побывать в Киргизии, Казахстане, на Аральском море. Эта экзотика меня привлекает, а Айтматов вполне может обеспечить погружение в неё. Это и было главным мотивом, когда я за него взялся. За несколько месяцев без особых трудностей осилил все его ключевые произведения - от "Белого парохода" до "Плахи".

Этнографическое бытописание, а также, в особенности, описание окружающей природы Айтматову удаются чудесно. Можно с головой погрузиться в жизнь чабанов, ощутить вокруг себя лесистые склоны гор, все эти звуки, запахи и смену сезонов. Или оказаться на полустанке в казахской степи, обозревая бесконечный простор. Или даже на берегу Аральского моря (по нашим временам это особенно ценный экспириенс). Изначальный стиль прозы Айматова во многом происходит из народного фольклора - это сообщает повествованию некоторую вычурность, но не кажется лишним. Многочисленные вставки из сказаний и легенд тоже вполне дополняют эту картину. В результате герои повествования начинают напоминать героев сказок: один чабан - честный и благородный, другой - тупой и жадный. И в этом формате Айтматов выступает абсолютно органично. Но вот как только он замахивается на нечто большее - начинаются проблемы.

Collapse )
Collapse )
Collapse )
Collapse )

Vigotone

Elton John "Captain Fantastic and the Brown Dirt Cowboy" - 1975

А теперь - совершенно о другом. С давних пор собирался продолжить с дискографией Элтона.

Всегда смотрел на красочную обложку этого диска и представлял, что это должно быть похоже на продолжение Yellow Brick Road - что-то такое же яркое и мультяшное. Но нет, в противоположность Yellow Brick Road, который сам по себе напоминает старую детскую книжку с разноцветными картинками, Captain Fantastic and the Brown Dirt Cowboy - это нечто более серьезное и рефлексивное. Под этими "псевдонимами" скрываются, как известно, сам Элтон и его напарник Берни Топин; соответственно, сам альбом по замыслу представляет собой цикл историй об их сотрудничестве - даже если это не всегда очевидно из текстов. Captain Fantastic - скорее плавный и благозвучный, радующий красивыми аранжировками, а также глубоким, объемным - иногда даже филспекторообразным - звуком. За исключением известной Someone Saved My Life Tonight (еще одной патетической баллады от Элтона) и бодрой, прыгучей Meal Ticket, здесь практически нет моментальных хитов, но нет и бессодержательных эксцентричных вещей, которые портили предыдущий Caribou, да и даже некоторые другие, более успешные альбомы; это очень цельная пластинка. Можно сказать, что после ухода в развлекательный поп-жанр Элтон здесь начинает возвращаться к более серьезной музыке. И это даже никак не сказывается на его успехе в чартах.
Vigotone

Джон Фаулз "Волхв"

Сто лет уже не читал романов - тем более, таких крупных, как этот. В какой-то момент даже начал думать, что роман мёртв - в полном согласии с заявлением героя этого произведения. Считается, что "Волхв" - постмодерн, и это значит, что здесь происходит сразу несколько романов: все многочисленные уловки и инсценировки, в которые попадает главный герой (заодно с читателем), все эти изощренные отсылки, цитаты, шахматные игры - тоже роман, тоже искусственная конструкция. Нет смысла даже пытаться устраивать здесь что-то, претендующее на серьезный анализ, но мне понравилось, как здорово эта книга работает на самых разных уровнях. И очень точное, поэтически схваченное описание окружающего ландшафта - островного, знойного, уединённого, и очень достоверные оттенки межличностных отношений, которые автор калейдоскопически воссоздает во всех этих искусных коллизиях, и какие-то более фундаментальные мысли о свободе и о предопределении, которые изо всех этих игр вытекают. Нельзя сказать, что на выходе во всем этом сразу видится некая цельная картина или готовый вывод - слава богу, его здесь нет - но главная красота книги - именно в этих деталях, многочисленных эпизодах, винтиках и шестеренках. И несмотря на все постмодерновые ярлыки, и на явную, целенаправленную искусственность всех всех мизансцен и столкновений, автор добивается того, что книга получается восхитительно живой, настоящей и человечной. То есть, фактически, роман оказывается живым.
Vigotone

Ian Abrahams "Hawkwind: Sonic Assassins" - 2017

hawkwind_bookНе очень объемная (в сравнении с историей группы) книга, повествующая обо всех этапах существования Hawkwind - с большим количеством прямой речи практически от всех участников - включая Дэйва Брока, Ника Тернера и Лемми. Автор, за долгие годы собравший большой опыт общения со всеми музыкантами, рассказывает историю группы безыскусно, но добросовестно и непредвзято. Большой плюс этой биографии в том, что она не делает перекоса на ранний, традиционно более расхваленный и любимый слушателями период, а честно и справедливо уделяет время каждому периоду, не решая за читателя, что именно ему должно быть интересно. Автор - давний поклонник группы, однако здесь нет славословий, зато есть собственные, очень корректные авторские оценки (например, Warrior - переоценен, Astounding Sounds - недооценен). В истории Hawkwind хватает конфликтов и обид, но Эбрамс выдерживает политкорректность и всегда пытается объяснить точку зрения как одной, так и другой стороны, высказывая при этом свою собственную - за что ему большой респект.

После всех этих лет, главный конфликт в истории Hawkwind - конфликт между "организатором" и "рулевым" Дэйвом Броком и "духом свободы и анархии" Ником Тёрнером. Суть претензий Тёрнера в том, что Брок своей "железной рукой" все годы переставлял музыкантов как фишки, и, в конечном счете задушил тот дух свободы, которым всегда славился старый Hawkwind. Немногословный Брок не любит заниматься самооправданиями, но каждому, кто прочтет эту историю и послушает дискографию Hawkwind станет ясно: хотя Брок периодически и занимался увольнениями, никто не может обвинить его в том, что он не давал своим музыкантам самовыражаться; напротив, некоторые из работ группы вообще создают ощущение, что капитан корабля оставил свой штурвал, дав волю команде. И тем не менее, именно Брок стал тем, кто поддерживает Hawkwind на плаву, регулярно выпуская новые альбомы. Да, временами качество этих альбомов оставляет желать лучшего, но уж в чем точно нельзя обвинить Брока - так это в том, что он превратил Hawkwind в ностальгическое шоу (в отличие от того, что пытался сделать Тернер, когда использовал имя Hawkwind) или в ветеранов рока, которые "трясут стариной". И в этом уникальность группы: она смогла дожить до седин, но при этом ни разу не забронзовела, сохранила свой культ и близкий к народу статус. На этом фоне даже недавний альбом с оркестром - вполне простительное и совсем не занудное напоминание о собственных богатых заслугах.
Vigotone

"История русско-японской войны", Наука, 1977

rus_jap_warПросто удивительно, что среди всего обилия литературы, в том числе и исторической, которая издается сегодня, нет ничего, посвященного истории этой войны. Как не нужна она была никому при проклятом царизме, так и сейчас не нужна. Интересное дело, что советские историки нашли ей применение - при помощи этой войны хорошо демонстрировать затхлость и неповоротливость Российской Империи - и, в общем-то даже после прочтения более современных источников с этим вполне можно согласиться. Можно пропустить вступительную часть с обильными цитатами Ленина об антинародной империалистической войне (хотя, положа руку на сердце, я даже в этой точке зрения не вижу ничего крамольного) и перейти сразу к подготовке военных действий и непосредственному описанию войны. Коллектив авторов рассказывает о них совершенно профессионально - во многих отношениях книга представляет собой учебник для военных училищ - неслучайно это издание к выпуску готовило Минобороны. В книге происходит контрбатарейная борьба и охват фланга, создается угроза выхода в тыл, обрушивается ураганный огонь артиллерии, анализируется театр военных действий, обозначаются новые тенденции в военном искусстве и описывается героизм защитников. Открываешь для себя совершенно новую науку - и в конечном счете худо-бедно начинаешь даже понимать, что применение крупных войсковых соединений при силе достаточно мощного по тому времени огня и нехватке подготовленных позиций привело к развертыванию войск на фронте большой протяженности.

Но удивительным образом это дотошное аналитическое описание с множеством чисел, имен, дивизий, батальонов, корпусов создают очень реалистичную и драматическую картину - особенно, когда читаешь про героическую оборону какого-нибудь Водопроводного редута перед Порт-Артуром небольшой группой русских солдат во главе с поручиком Дуниным и подпоручиком Никольским. Грустно и больно читать о нерешительности, неумелости, слабоволии русского командования, которое приводило к отступлениями, поражениям и зачастую к серьезным человеческим жертвам. Я долгое время считал, что из-за удаленности театра военных действий и неподготовленности армии Россия в принципе не могла выиграть эту войну - однако теперь мне ясно, что это далеко не так. Но даже если так, нужно ли было тратить такие жертвы на кусок совершенно далекой земли, которую страна вряд ли смогла бы освоить? Ужасно грустная книга и криминально забытая война.
Vigotone

Айзек Азимов "История Греции"

azimov_greeceДревняя Греция мне всегда казалась такой же скучной, как манная каша. Может быть поэтому всё, что я раньше читал по истории на эту тему, не задерживалось в голове надолго. На этот раз результат оказался несколько лучше. Во-первых язык книги кажется более живым и непосредственным; во-вторых (и книга тоже помогает это ощущить), спустя много лет я, наконец, научился воспринимать Древнюю Грецию как колыбель современной европейской цивилизации, видеть все эти параллели и знакомые ценности. Забавно видеть, как эта же «цивилизованность» не позволила греческим полисам объединиться перед лицом общих, менее цивилизованных врагов, став причиной их гибели.

Да, и еще забавно, как говоря об истории Греции, в подавляющем большинстве случаев люди имеют в виду Древнюю Грецию, как будто далее на этих землях ничего стоящего не происходило, и никаких греков не было. Эта книга - не исключение. На греческое средневековье и новое время выделено совсем мало места в самом конце.