May 28th, 2010

Vigotone

Чехов.

Перечитываю рассказы Чехова (хороший пятитомник выпустила Азбука к юбилею!), а большинство - читаю впервые. Вполне вероятно, что я где-то и подзадержался, но должен признать, что перечитывая сейчас некоторые чеховские вещи, я думаю, что в школьном возрасте многое из этого просто невозможно оценить по достоинству. Нужен определенный жизненный опыт - и это при том, что многие свои яркие вещи Чехов написал в довольно-таки молодом возрасте.

Не буду тут криво-косо излагать свои восторги, а лучше честно воспользуюсь чужой мыслью про Чехова - эта мысль мне очень понравилась. До Чехова в русской литературе было много собирательных образов, каких-то важных знаковых символов - "образ лишнего человека", "образ бедного чиновника" и т.д. Что здорово у Чехова - он не создает образов, обобщений: для него каждый жизненный случай, каждый персонаж уникален. Получается полная противоположность - антисимвольный подход (даже при том, что у Чехова есть и его "крыжовники" и "вишневые сады"). Да, и Чехов безморален, что, видимо, давало возможность современникам (Лев Николаич, бывало, серчал), утверждать, что он аморален. Но чеховское человековедение - это все же не тупой натурализм. Это, наверно стоит сказать, почти поэзия. Художественная литература. Да, и возвращаясь к этой чужой мысли, хочу сказать, что именно это чувство уникальности каждого человека, внимание к каждому человеку, меня привлекает у Антон Палыча. Это ведь и есть человеколюбие. Даже при всем его неисправимом пессимизме. В общем, изложил все равно криво-косо, ну и наплевать.